?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Президент Обама отменил поправку, позволявшую России продавать обогащённый уран в США
smoliarm
USA TODAY:
«President Obama took the rare step of canceling a state of national emergency Tuesday, revoking an executive order that provided for payments for Russian uranium under the "Megatons to Megawatts" program» – сокращённый  смысловой перевод дан в заголовке.

А суть в двух словах такая:
Этот шаг делает все ассеты и активы Росатома на территории США (и стран, имеющих с США договоры о сотрудничестве в области атомной энергетики) – уязвимыми для конфискаций по делу Юкоса.
Тем, кто хочет понять – какая тут связь? – надо сперва разобраться с некоторыми деталями перевода «Executive Order» и «State of National Emergency» – вам тогда под кат :)

Первым делом, замечание по тексту заметки в USA TODAY – там опечатка во второй фразе, во фрагменте «allowed Russia to sell 500 megatons of enriched uranium» надо заменить "megatons" на "metric tons". В мегатоннах измеряют мощность боеголовок, а количество урана – в единицах массы или веса :) В пятом абзаце та же величина названа уже правильно.

Теперь по сути:

Эта история началась более двадцати лет назад, в 1993 году – тогда США и Россия заключили договор по совместной программе "Megatons to Megawatts". Программа предусматривала продажу Россией излишков оружейного урана (высокой степени обогащения) в Америку, где этот материал затем перерабатывали в уран низко-обогащённый, т.е., в топливные элементы для атомной энергетики. Сама Россия в те времена (сразу после развала СССР) не только не имела средств на организацию такого производства у себя, но она не могла даже обеспечить соответствующую охрану – и для наработанных излишков U-235, и для снимаемых с вооружения боеголовок. Так что программа "Megatons to Megawatts" – за американские баксы – была для тогдашнего правительства РФ спасательным кругом.
Однако – тут была одна существенная проблема. Развалившийся СССР оставил России в наследство массу долгов, и выплачивать их было нечем (разворовали-с). Соответственно, на Западе было множество кредиторов, и они могли обратиться в суд за исполнительным листом – для ареста активов, принадлежащих РФ. И, скорее всего, выиграли бы. Поэтому тогда, в 93-м, сделке с Росатомом был присвоен статус «острой государственной необходимости» (это и есть смысловой перевод термина State of National Emergency), а все активы и счета Росатома получили иммунитет против конфискационных претензий.

Насколько я знаю, программа "Megatons to Megawatts" уже закончилась (по-моему, последний пакет был завершён в 2013-м году), однако на Росатом по-прежнему распространялись льготы статуса National Emergency. Тут надо добавить, что за двадцать лет действия программы "Megatons to Megawatts" Росатом сформировал очень комфортную для себя финансовую инфраструктуру в США. И сюда следует отнести НЕ только банки и счета, но и кредитную компоненту – все контракты в атомной энергетике заключаются вовсе не по простой схеме «покупатель – продавец», там всегда участвует третья сторона – кредитная компания. Просто не тот масштаб денег, чтоб «выложить на бочку», и потому всегда оформляется кредит. Фактически, Росатом сформировал для себя в США кредитно-финансовый терминал, через который проходят почти все его международные контракты.
Теперь эта комфортная инфраструктура нарушена. Именно сейчас, когда политическое напряжение Запад – РФ достигло пика, и – ещё раз – именно сейчас, когда инициирован процесс конфискации по делу Юкоса. Тут, конечно, напрашиваются параллели и логические построения – но я обойдусь без них.
Я лучше дам две недавние статьи по теме:

Reuters: «Russia building nuclear reactors - and influence - around the globe»
Опубликовано: Apr 30, 2015; Автор: Hannah Thoburn (Ханна Тобёрн)

The Federalist: «Uranium One Gives Russia A Platform To Distribute Nuclear Power»
Опубликовано: May 6, 2015; Автор: Denise C. McAllister (Дэниз МакАллистер)

Здесь я ограничусь первой статьёй. Для начала – пара цитат:

...Для России характерно наглое использование госкомпаний как инструментов политического давления. Газовые войны Путина с Украиной и Белоруссией широко освещались прессой и иногда оставляли без тепла некоторые части Европы. Однако эксплуатация Москвой других энергетических отраслей до сих пор оставалась в тени. 
Сейчас, однако, ситуация меняется, поскольку стал известен масштаб планомерных действий РФ по скупке урановых ресурсов по всему миру.

(Для тех, кому режет слух прилагательное «наглый» - предложите мне свой вариант для “has been notoriously brazen”. А пока я считаю, что мой вариант перевода если не смягченный, то академически-сдержанный :).

...На сегодняшний день Росатом имеет 29 реакторов в разных стадиях проектирования/строительства по всему миру. Это составляет разительный контраст с международными контрактами трех других лидеров атомной энергетики – Westinghouse (США), Areva (Франция) и TEPCO (Япония) – вместе взятыми. Например, последний контракт на строительство реактора за рубежом Areva заключила в 2007 году.

Ханна Тобёрн подчеркивает, что курс на завоевание мирового рынка в атомной энергетике начал формироваться в России в начале нулевых, и он имеет политическую базу.
...В отличие от природного газа и нефти, где транспортные расходы составляют существенную долю конечной цены – в атомной энергетике ничтожны и объёмы ЯТ, и сопряжённые расходы. Таким образом, именно атомная энергетика предоставляет Кремлю рычаги для политического давления – без границ, без привязки только к соседним странам и регионам.

Что касается очевидного успеха Росатома по сравнению с другими ведущими фирмами, тут Ханна выделила четыре основных причины, список этот она, по-моему, проранжировала, поэтому я перескажу их в том же порядке:


  1. Favorable financing: Здесь объединены два финансовых момента – во-первых, деятельность Росатома сильно субсидирована государством, что позволяет ему предлагать продукты и сервисы по цене фактически ниже себестоимости. Во-вторых, потенциальным покупателям предлагают кредиты на льготных условиях – от РФ. Вместе, это позволяет Росатому продавать свои реакторы по конечной цене гораздо ниже цены конкурентов.

  2. Rosatom's «Build, Own and Operate» scheme. Эта формула («строй, владей и управляй») означает, означает что построенный реактор остаётся собственностью Росатома, ему же достаются и все заботы по эксплуатации, поставке свежего ЯТ, работа с ОЯТ, подготовка персонала и многое другое. Покупатель в таком случае просто покупает у Росатома дешёвую электроэнергию. Такая схема действительно очень привлекательна – особенно для малых и/или технически отстающих стран, поскольку снимает с ник огромный пласт hi-tech забот. Однако – та же самая схема делает покупателя заложником России, она даёт мощный ценовой рычаг России – для политического давления. [От себя добавлю: прошлогодние игры с ценами на газ – и в Украину, и в Европу – наглядно показывают, сколь охотно РФ пользуется такими рычагами.]

  3. Freedom from governmental oversight. В данном случае это означает, что Росатом – без препятствий со стороны правительства РФ – заключает сделки с такими странами, с которыми контракты для Areva, Westinghouse или TEPCO невозможны – именно из-за правительственных ограничений.

  4. Deal sweeteners. – «Конфеты к контракту». Например, Вьетнам получил в комплекте к подписанному контракту с Росатомом объёмистый пакет льготных поставок разнообразного вооружения.


Дальнейший подробный анализ экономических и политических аспектов я опущу, это, по-моему, интересно только специалистам. А напоследок я отмечу ещё одну деталь – маленькую, но, на мой взгляд, важную. По структуре и стилю статья Ханны Тобёрн – это никакая не статья, а доклад. Судите сами – в начале не Introduction, а Executive summary; потом Суть Проблемы, Острота Проблемы и Рекомендуемые Действия (подчёркиваю – никаких Conclusions, вместо них – Recommended Actions). Все эти разделы вы можете карандашиком расставить в тексте статьи, строго и чётко. Далее, в этой «статье» нет объяснений терминов или комментариев по деталям (необходимых для общей – неподготовленной – публики). Текст написан не для публики, а для тех, кто в теме, для профессионалов. Тут, конечно, можно строить догадки – где и когда этот доклад был представлен, но это не суть. Суть в том, что сейчас мы уже видим результат этого доклада (или других подобных) – Президент отменил льготный режим (защищённость) для активов Росатома не территории США. И таким образом, под конфискационные иски адвокатов Юкоса теперь могут попасть – и счета Росатома в американских банках, и, главное – его высоколиквидные активы, представленные как залоговое обеспечение для займов в американских кредитных компаниях.

То есть, вывод одной фразой – похоже, что под конфискации по делу Юкоса попадут не только Газпром и Роснефть, но и Росатом.

PS:
О сворачивании сотрудничества украинского Энергоатома с Росатомом я уже писал.
Очевидно, для Росатома это были цветочки, а ягодки - только начинаются.

  • 1
Согласен вполне :)

  • 1