?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Второй Закон Люськи
smoliarm
Педагогическая поэма в форме интернет-чата
с дисклэймером, смайликами и эпилогом

ДИСКЛЭЙМЕР
Да, это непохоже на поэму – прозаическая тема, примитивный сюжет, простая диалоговая форма – я  знаю. Но давайте оставим художественную форму – формалистам. По сути своей – это поэма. По выразительным средствам, кстати, тоже. И, как и полагается педагогической поэме – она длинная. Четыре тысячи слов (со смайликами – больше). Так что читателей типа TL;DNR я сразу честно предупреждаю – не стоит даже начинать. Зачем зря расстраиваться?
Второе: имеет место некоторое сходство некоторых персонажей поэмы с некоторыми реальными лицами, и это сходство нельзя назвать случайным. Можно его назвать предумышленным, можно даже злонамеренным. Пожалуйста.
Всё равно – никакой ответственности за всё это автор не несёт.
Потому что чувство ответственности за свои поступки – это чувство ему незнакомо.
SF_tong

ВТОРОЙ ЗАКОН ЛЮСЬКИ

...
Michael:          Соня, что ты несёшь? Какие куры?
Sonia:         мне бабушка рассказала.
Michael:          То есть, бабушка – тебе – рассказала, как я с Люськой кур воровал??
Sonia:        да.
Michael:          Соня, ври, да не завирайся.
Sonia:        пап, честное слово. сама рассказала.
Michael:          Летом, на даче, сразу после экзаменов?
Sonia:        как ты догадался?
Michael:          Неважно. Давай рассказывай.
Sonia:        ну, мы с Машей тогда решили отметить начало каникул. пошли в магазин "у коляныча" пива купить, а он нас прогнал.
Michael:          вот молодец  SF_lol
Sonia:        ничего смешного! нам было очень обидно.
Michael:          Дальше.
Sonia:        дальше мы встретили Ладу, она как раз в магазин шла. ну мы и подговорили ее, чтоб она с ним пококетничала. вот она его отвлекла, а я в это время стащила коробку пива.
Michael:          Дальше.
Sonia:        потом мы пошли к нам отмечать. а пиво оказалось балтика-9, мне не понравилось. а Маше с Ладой понравилось, они по банке выпили и мою допили. и совершенно опьянели, Маша себе пивом все штаны залила. а я очень испугалась, что им совсем плохо станет, и остальные банки спрятала. а бабушка их потом нашла и заставила меня всё рассказать.
Michael:          Сонь, я в курсе этой истории. Я всё жду, каким боком там мы с Люськой. И куры.
Sonia:        в курсе? откуда?
Michael:          А кому, по-твоему, бабушка потом мозги вправляла? Пушкину?
Sonia:  она тебе звонила? в Америку??
Michael:          Нет, в Гондурас. Конечно, звонила.
Sonia:        ой
Michael:          Вот именно. Но об этом потом, сначала про кур.
Sonia:        пап, а может не надо этого потом ?...
Michael:          Посмотрим. Давай, про кур колись.
Sonia:        ну, бабушка на меня сильно ругалась. долго ругалась. вот она ругалась-ругалась, а потом сказала, что яблочко от яблони недалеко падает, папаша в своё время тоже, правда по-мелочи, в колхозе кур таскал, так дочь теперь по-крупному – пиво ящиками ворует. там не ящик, а коробка была. всего 6 банок.
Michael:          То есть, про Люську она ничего не сказала, это ты меня на пушку взяла?
Sonia:        а что, ты кур воровал один, без Люськи?? SF_eyes
Michael:          Логично. А про чувство ответственности бабушка не говорила?
Sonia:       конечно – оно же у тебя отсутствует. ну и у яблочка - тоже. у меня то есть, SF_eyes
Michael:          Понятно.
Sonia:       пап, ну всё, давай теперь про Люську с курами, ладно?
Michael:          Нет, мы ещё про Соню с пивом не закончили.
Sonia:       а я уже всё поняла!
Michael:          Так не бывает. Давай-ка, сама и честно – что ты НЕ поняла в этой истории?
Sonia:       ну... я вообще-то не поняла, почему бабушка так на пиво рассердилась. я на Новый Год шампанское пила. а на дедушкин день рожденья вермут.
Michael:          Потому что она рассердилась вовсе не на пиво. Вот давай посмотрим, как это выглядело с бабушкиной стороны. Приезжает она вечером из Москвы на дачу и уже на крыльце видит чьи-то мокрые джинсы с некоторым запахом пива. На веранде запах пива вполне отчетливый, кроме того, там спит Маша без штанов, свернувшись калачиком, потому что вечер прохладный, а окно настежь. Бабушка, естественно, закрывает окно и идет к себе в комнату за пледом – накрыть девочку, чтоб не простудилась. И первое, что она видит у себя в шкафу – это коробка пива "Балтика Крепкое №9".  Ты мне вот что объясни, Софья: как тебя угораздило – спрятать пиво – в БАБУШКИН шкаф??
Sonia:       ну пап, я от Маши с Ладой прятала. а не от бабушки. а потом забыла
Michael:          Понятно. Ранний алкоголизм на фоне раннего склероза.
Sonia:       да нет же. я просто заснула
Michael:          Вот именно. Поехали дальше: появляется Соня с заплетающимся языком и нетвёрдой походкой и начинает нести какую-то чушь про какое-то болото – хотя Машины штаны на крыльце – они мокрые сверху, а не снизу, и пахнет от них не болотом, а пивом. Намеков Соня не улавливает, а на прямой вопрос о пиве – опять-таки, начинает нести какую-то чушь про каких-то мальчиков. Хотя наличие в коробке трех нетронутых банок ясно показывает, что никаких мальчиков не было.
Sonia:       пап. честное слово. я уже всё поняла.
Michael:          Не уверен. Поэтому формулирую для непонятливых – бабушка рассердилась не на пиво (крепкое №9), а на враньё – бездарное №12.
Sonia:  ... SF_cry...
{сложный набор чёрточек, скобочек, точечек и запятых}
Michael:          А это что за новый зверь?
Sonia:       это смайлик. PTSCHEO -- Poor-Thing-She’s-Crying-Her-Eyes-Out…
{Бедняжка горько плачет, все глаза выплакала...}
Michael:          What about candid remorse?
{А как насчет искреннего раскаяния?}
Sonia:       да. это точечки в конце. давай теперь про кур, про тебя и про Люську. please.


Michael:          Это было летом после первого курса, в августе. Мы тогда с Люськой поругались. То есть, не поругались – она мне сказала, что у меня психология маменькиного сыночка. Что было в общем верно – но я обиделся. То есть, я ничего говорить не стал. А решил, как мужчине полагается – делом ответить. Я пошёл на факультет и сказал, что готов ехать на картошку квартирьером. Добровольцем, то есть. На неделю раньше остальных, где-то числа 22 августа. А поссорились мы – числа 20 августа. В общем, когда Люська решила проверить, не слишком ли её маменькин сыночек переживает – я уже был в колхозе. Люська испугалась и приехала ко мне.
Sonia:       испугалась? чего это?
Michael:          Ну а как же – в колхозе много опасного для маменькиного сыночка. Дикие комары, дикие коровы, а главное – деревенские девки...
Sonia:       тоже дикие SF_wink
Michael:          Естественно. Все как на подбор – хищницы.
Sonia:       в деревне? не может быть, там одни тёлочки!
Michael:          Снаружи – тёлочки. А в душе – тигрицы.
Sonia:       ой, а там и душ был??
Michael:          Софья!!
Sonia:       молчу
Michael:          Я, вообще-то, надеялся что Люська приедет. Точнее, мечтал. Ну, что она приедет – а я тут такой мужественный и суровый. И немного равнодушный.
Sonia:       ха-ха
Michael:          Но Люська приехала и привезла рюкзак продуктов. И суровость мне проявить не удалось, потому что мы уже два дня жили только на том, что привезли из Москвы.
Sonia:       а вы много привезли? SF_eyes
Michael:          Мы ничего не привезли, все по дороге съели. А в колхозе нас кормить не стали, сказали – вон поле с картошкой – копайте, а вон поле с коровами – доите!  Так что я, конечно, мог поиграть в мужественного и равнодушного, но что толку – наши мальчишки, когда увидели полный рюкзак жратвы, взвыли от восторга. Но Люська – она быстро поняла, что к чему, и все банки обратно спрятала, фигвам! Колбасу жрите, а консервы – это НЗ! Пока не научитесь себя полноценно обеспечивать – сами!
Sonia:       ха-ха! кстати, а где вы там жили?
Michael:          У бабульки одной, в избе.
Sonia:       и в ту же ночь вы пошли полноценно обеспечивать себя курами?
Michael:          Нет. В ту ночь мы с Люськой пошли на сеновал. Потому что Люська две баночки шпрот бабульке подарила, а та так обрадовалась, что принесла в подарок трёхлитровую банку самогонки. И полкастрюли огурцов. А колбасу и сосиски надо было съесть – холодильника там не было. Зато картошки было – всё поле колхозное. И самогонки три литра...
Sonia:       и вы с Люськой выпили 3 литра самогонки???  SF_shock !!!  SF_shock на сеновале???
Michael:          Софья! Не перебивай!
Sonia:       я больше не буду
Michael:          Мальчишки наши – после двух дней голодухи – под котёл картошки с колбасой и свежими огурцами – выдули полтора литра самогонки и под столом уснули. Все, наповал. Оставшиеся полтора литра бабулька допила – со шпротами и своим хахалем. И села на завалинке песни петь. А мы с Люськой пошли на сеновал. Люська самогонку не любила и не пила. Я – тем более. Запах самогонного перегара Люське тоже не понравился, она носом покрутила и сказала: «Я тут спать не буду, пошли на сеновал». Я не возражал.
Sonia:       пап, погоди. бабулька – с хахалем??!
Michael:          Ну, ей лет наверное 40 – 45 было, для нас она была бабулька. Хорошая бабулька! Она нам даже простынку дала для сеновала.
Sonia:       а подушку?
Michael:          Сонь, ну зачем на сеновале подушка?
Sonia:       ой правда. стормозила.
Michael:          А на рассвете, как нас петух разбудил, я спросонья сказал: "Ах ты гад! Шею тебе свернуть, и в суп!" – "...Это хорошая идея..." – задумчиво сказала Люська. Так начал складываться план.
Sonia:             SF_lol
Michael:          Утром после завтрака Люська пошла на разведку в колхозную контору. Взяла у меня тетрадку и ручку – и пошла. В своей немецкой кофточке, голландской юбочке, и с тетрадкой. В конторе она сказала, что она – Люся, из Москвы, из комитета комсомола факультета, приехала проведать мальчиков – как они устроились, не скучают ли, всего ли им хавтает. А главное – не безобразничают ли? Это её особенно беспокоило – "Они у нас первокурсники, бывает, что дисциплина у них хромает..." Вобщем, Люська их засыпала вопросами, а все ответы – аккуратно записывала в тетрадочку. Эффект был совершенно потрясающим.
Sonia:            SF_lol
Michael:          Уже через полчаса приехал с фермы трактор – привез подойник молока. Потом приехал грузовик из конторы – привёз ящик макарон, ящик пшёнки, по кробке подсолнечного масла и сгущенки, и пол-пуда соли. И ещё кучу новеньких мисок, кружек, пару тазиков и даже почему-то – оцинкованную детскую ванночку.
Sonia:       ахаха  SF_rotfl
Sonia:       вот это ж надо так уметь!!!
Michael:          Когда Люська пообещала бабульке – совершенно честно – что ванночку и тазики приходовать не будет, а отдаст ей, бабулька притащила ещё банку самогонки, и обещала завтра две. Но Люська твёрдо сказала – одной хватит.
Sonia:       омг! так и спиться можно
Michael:          Нас это не касалось – мы не пили. Главное – проблема еды была решена. Остался только вопрос справедливости.
Sonia:       а почему справедливости?
Michael:          А бабулька – она Люське по ходу дела много чего рассказала. Люська ей сразу понравилась, и бабулька стала ей всё объяснаять про колхозную жизнь. У бабульки дочка счетоводом была в конторе. Правда, не её дочка, а хахаля, но это не важно. Оказывается, факультет деньги колхозу заплатил – и за еду нашу, и за жильё, и за инструмент. Но мы этого ничего не видели. В смысле: мы – не видели еды и инструмента, а бабулька – денег.
Sonia:       аааааааа, вот гады!
Michael:          Вот Люська и сказала – тогда увидим хоть справедливость.
После обеда Люська отправила нас работать – приводить в порядок жильё для студентов и кухню. Инструмент, доски и гвозди нам привезли ещё в обед – оказывается, Люська, сделав расстроенную рожицу, сказала председателю, что очень боится, что мальчики от безделья пить начнут и тогда она не справится. Она с пьяными мужчинами обращаться совершенно не умеет.
Sonia:       хи-хи
Michael:          Нечего хихикать – учись, как врать надо. Это у Люськи был основной принцип: когда врешь – говори ТОЛЬКО ПРАВДУ! Обрати внимание, НИ СЛОВА неправды она им не сказала. Она действительно была – Люся, действительно из Москвы, и у себя в институте она на самом деле была в комитете комсомола, культоргом. Что касается пьяных мужиков и обращения с ними – это тоже была чистая правда. Когда первый из наших обормотов вечером с самогонки закосел и под стол свалился, Люська так перепугалась, что полезла пульс ему щупать!
Sonia:       хи-хи!
Michael:          Не хи-хи, а девочка из интеллигентной семьи. И насчёт цели своего приезда она тоже правду сказала – проведать приехала, не скучает ли? Не безобразничает. Ли. Её, правда, только один мальчик интересовал, но это уже детали. Несущественные, на которых можно не останавливаться.
Sonia:       пап, ты отошел от сюжета. сюжет не развивается.
Michael:          Я не от сюжета отошёл, а подошёл к твоему воспитанию.
Sonia:       я уже всё поняла
Michael:          Ну, и что ты поняла?
Sonia:       всё
Michael:          Пока не закрепим пройденное, сюжет развиваться не будет.
Sonia:       нуууууууууууу  SF_cry
Michael:          Давай, давай, формулируй. А то сюжет не развивается. SF_stiff
Sonia:       Первый Закон Люськи: когда врёшь, говори правду.
Michael:          не просто «говори правду», а «говори ТОЛЬКО правду»!
Sonia:       Ну пап, ну а как это можно – когда врёшь – и только правду?
Michael:          Для этого надо думать головой, причём – сначала. Иначе потом – достанется попе.
Sonia:       или папе    SF_eyes а про думать головой сначала – это тоже Люська?
Michael:          Конечно.
Sonia:       Второй Закон Люськи: думай головой сначала, чтобы потом не получать по жопе.
Michael:          Ладно, сойдёт.
Sonia:       а ладно-сойдёт – это сколько?
Michael:          четыре с минусом.
Sonia:  за что с минусом??
Michael:          За «хи-хи» не по делу.
Sonia:       пап, мы закрепили материал. Давай теперь про Люську   там было что:
Quote from   Michael:
...Люська, сделав расстроенную рожицу, сказала председателю, что очень боится, что мальчики от безделья пить начнут и она не справится. Она с пьяными мужчинами обращаться совершенно не умеет...

А дальше?
Michael:          Ну, а дальше она сказала, что ей надо позвонить в Москву, на факульет, чтоб подмогу ей прислали. Ну и чтоб её отвезли в Уваровку, в райцентр, где почта и телефон. Но в райцентр её не повезли. Вместо этого через пару часов привезли инструмент. Хотя нам они говорили, что у них ничего нет – ни пил, ни топоров. Ни гвоздей, ни досок – в район ехать надо. В общем, непонятно, то ли они в район так быстро сгоняли, то ли у себя нашли – темная история. Но, так или иначе, а Люська нас отрядила на работу, а сама пошла выбирать жертву.
Sonia:       почему жертву?
Michael:          Потому что Справедливость – это справедливое наказание. Для наказания нужна жертва. А для Справедливого Наказания – нужна ещё Правда. Потому что без правды – это уже не справедливость, а чёрте-что.
Люська переоделась попроще – джинсики надела и мою ковбойку. Бабулька ей ещё платочек дала, Люська его повязала и пошла по деревне – говорить с бабами. Потому что русская баба – она не только в горящую избу войдёт и любому козлу рога обломает – она и всю правду скажет. И даже немного больше.
Sonia:       пап, пджди, про горящую избу и козла – это тоже Люська?
Michael:         SF_shock ???  SF_shock !!!
Sonia:       а что? SF_eyes
Michael:          «Коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт» – это Некрасов! Если бабушка узнает...  SF_angry
Sonia:       она знает. мы Некрасова не проходили.
Michael:          Как это? ...   SF_shock...
Sonia:  на нас экперимент ставили. нам выбор дали – кого хотим того проходим. я взяла Баратынского – бабушка посоветовала. а вместо Чернышевского – Фета.
Michael:          И у вас совсем не было ни Некрасова, ни Чернышевского?
Sonia:       совсем
Michael:            SF_angryВезёт же дуракам!!!
Sonia:       да, мы такие  SF_wink везучие. давай дальше по Люську SF_eyes
Michael:          Люська всю правду выяснила. Председатель колхоза – он пешкой оказался. Им и жена крутит как хочет, и Анька-агрономша, Тамарка-доярка, да и вообще – любая бабёнка помоложе. Вобщем, председатель – он просто так, шляпу носит. А настоящий на селе хозяин и безобразник – это директор МТС. То есть, председатель – тоже безобразник, но гораздо меньше, и только по женской части. А вот директор – это кулак-мироед. И по-крупному ворует, и по мелочи не пропустит. Ни гвоздика. Да и по женской части – тоже не дурак.
Все бабы жаловались на последнее его изобретение. Завел он себе личный курятник – огромный, больше колхозного, и стал туда баб гонять, как на барщину. Если же кто отказывался, то он их мужьям – трактористам, шофёрам – или проценты не выписывал, или машину негодную подсовывал, или что ещё.
Sonia:       сволочь
Michael:          А весной у него пара курей пропали, и он тогда ввел в курятнике должность ночного сторожа. Теперь жены всех его механизаторов должны были по очереди ночью курятник сторожить. То есть не дома с мужем спать, а с курями в курятнике. Вот это баб особенно обижало.
Sonia:       я думаю! А что Люська?
Michael:          Люська вернулась домой, одела обратно боевую мини-юбку и пошла к директору МТС в гости, знакомиться. Дипломатический визит вежливости, от комитета комсомола.
Sonia:       ааааах! класс!
Michael:          Это был не столько класс, а скорее феноменальная наглось – у директора на МТС был телефон. Так что он-то как раз мог в Москву позвонить, проверить. Но – Люськина наглость была не на пустом месте. Не одного уже вокруг пальчика обвела. Он ведь мужик, хоть и директор. А мужик – он и есть мужик.
Sonia:       ну да, Люська со своей фигуркой и юбочкой...
Michael:          И с нечаянно расстёгивающейся пуговичкой на блузке...
Sonia:       ой, пап, а ты случайно не знаешь, как она это делала? ну, чтоб само расстёгивалась?
Michael:          Софья!!
Sonia:       я просто так спросила
Sonia:         SF_eyes
Michael:          Люська директора так обработала, что он, как у Пушкина – Кирилла Петрович Троекуров – сам пошёл показывать ей поместье. Ну, а дальше было дело техники. Ахнуть пару раз на цыпляток, с глазками типа я-у-мамы-дурочка – и директор привёл её в курятник сам. Сам же все ходы и выходы показал – Люську там какие-то детали птицеводства заинтересовали.
Sonia:       ах!
Michael:          Потом директор повёз её на МТС – тоже, как никак, его хозяйство. Ну, там Люська задерживаться не стала, симпатичных цыпляток там не было. Ей всего-то и надо было – с трактористами поболтать и узнать, чья жена сегодня сторожит директорский курятник. С её квалификацией – это было дело недолгое. Ну, и наконец, директор, опять же сам, на своей машине – Люську подвез прямо до дома этой сегодняшней сторожихи. Там Люська с ним попрощалась, сказав, что пройтись пешком хочет, укачало её немного. Но обещала – непременно – ещё заглянуть к нему  SF_eyes на цыпляток посмотреть. Директор был от Люськи в восторге.
Sonia:       SF_rotfl
Michael:          К жене тракториста, сторожихе дежурной, Люська попросилась воды попить. Ну и присела поболтать. И ей она врать не стала вообще. А просто – рассказала свой план.
Sonia:       во как!
Michael:          Ну, понравилась ей девка, показалось, вроде – родственная душа. Душа действительно оказалась родственная, и внесла пару конкретных дельных советов. Из соображений справедливости. Ну и ещё – у мужа день рожденья был послезавтра, и баночка бабулькиного самогона (у Люськи уже припрятанная) была бы очень кстати. Ну, а курочка (или пара) – из нашей добычи – так это была бы её законная доля. Короче, когда Люська вернулась к нам – план был готов, оставалось набрать команду – помимо нас с ней нужны были ещё два человека. Но вот тут, увы – осечка вышла. Потому что двое сразу отказались – им мама не разрешала чужое брать. А с другими двумя – были сомнения. В смысле, будет ли от них хоть какой-то толк.
Sonia:       пап, а зачем 4, а не только вы вдвоём?
Michael:          Потому что директор был не дурак - и забор, и курятник – все у него было в порядке. Без дырочек. Так что одной парой можно было стащить двух курей – и всё. А вот вчетвером – можно было передавать по цепочке сколько хочешь. Люська вообще-то собиралась всех наших мальчишек взять, это ей сторожиха подсказала, как цепочку организовать, чтоб четырьмя обойтись. Ладно, это все детали неинтересные. А была ещё одна – весьма важная деталь – надо ж было всё устроить так, чтоб от сторожихи подозрения отвести. Вот это уже Люська сама придумала.
Sonia:       неужели связали? SF_shock
Michael:          Ни в коем случае! Сторожиха беременная была, на шестом месяце. Причём – третьим ребенком. Но при этом она не знала, что такое токсикоз! Своего опыта по части токсикоза у Люськи не было, но тем не менее она моментально сообразила, как это использовать. Она рассказала сторожихе, как падать в обморок от токсикоза, как потом себя вести, чтоб директора напугать и – машина-то есть! – чтоб он её в амбулаторию отвёз. И всё!
Sonia:       неужели он оставил бы без присмотра курятник?
Michael:          А что ему остаётся? Где он на ночь глядя замену найдёт? Сам сторожить сядет? Да нет – собак спустит и спать пойдёт.
Sonia:       ой!  SF_shock а собаки?
Michael:          А с собаками у сторожихи давно уже дружба была. Без этого сторожихе – никак. Особенно, если беременная. Эти псы такие брехливые – на каждого воробья лают. Бывало, всю ночь спать не дают. А в её положении спать надо хорошо.  И сторожиха давно – еще на третьем месяце – в аптеку пошла, к золовке. И золовка помогла – дала пузырек с каплями. Десять капель на кусочек мяса. Бобик мясо съест – и всю ночь спит спокойно. И сам спит, и сторожихе не мешает. Короче, сторожиха косточки с мясными обрезкми (и с капельками) во дворе припрятала. Чтоб собачки, как их выпустят, нашли и съели. Народная хитрость!
Sonia:       от бабы, чертовки! SF_lol
Michael:          Весь этот сложнейший план Люська составила и проработала – за день! На одном дыхании. А теперь всё срывалось – из-за обалдуя, которому нельзя, мама будет ругать! И другого обормота – у которого, видите ли, по физ-ре всегда тройка была. Третий – ладно, очки минус пять, не боец. А четвёртый – орел! – «я когда нервничаю, я быстро не могу...» «Чего ты быстро не можешь, горе луковое?» – А ничего, выясняется! Ни соображать, ни даже ходить. Если он нервничает – ему надо сесть и успокоиться. Его так мама вырастила...
Sonia:       а здесь хихикнуть можно?
Michael:          Пожауйста.
Sonia:       хи-хи!
Michael:          Ну, правда, там была и ещё одна проблема. Нерешённая. Курам надо было сворачивать головы. Причём сразу, на месте. Они с несвёрнутой головой нетранспортабельны. Ни я, ни Люська – этого не умели. И мне, если честно – учиться очень не хотелось. Хотя, конечно, чтобы ещё раз доказать, что я взрослый мужчина... Куда деваться... Но теперь это уже было всё равно, всё и так сорвалось.
Michael:          Короче, мы с Люськой пошли к сторожихе, отменять обморок – чего зря в медпункт мотаться! Но у сторожихи выяснилось, что эти проблемы решаются просто. Во-первых, она отрядила с нами на дело свою старшую дочь семи лет как специалиста по сворачиванию куриных голов.
Sonia:       вау!! класс! ужас какой
Michael:          Пигалица была совершенно мелкой, её одели в комбинезон с лямками, и мы с Люськой передавали её друг другу как сумку, когда лезли через забор и в курятник. А с приёмщиками – сторожиха послала сына по подружкам, так от добровольцев отбоя не было!
Sonia:       а зачем же столько народу?? или все хотели справедливости?
Michael:          Все хотели по курочке. Ну и справедливости тоже. Но сторожиха отобрала двух – толпа нам была ни к чему.
Sonia:       чем больше народу знает, тем больше шансов быть пойманными
Michael:          Сторожиха послала сына только по подружкам – это раз. Директора в деревне не любили все – это два.
Sonia:       да... но бабы... такие болтушки
Michael:          Да. Бабы такие болтушки – когда не у них кастрюле варится ворованная курица. А когда у них – тогда не такие. Долю в добыче обещали всем. Курятник был большой.
Sonia:           SF_lol
Michael:          Проникли мы туда без звука, без сучка и без задоринки. Пацанка дело своё знала туго – куры у неё даже не просыпались. А в ней самой проснулся охотничий азарт. И пока я относил двух курей к Люське под крышу и возвращался – меня дожидались четыре готовые тушки.
Sonia:       анифигасебе!
Michael:          Причём остановить её было невозможно – пацанка совершенно не слушалась. Сторожиха меня вообще-то предупредила: не слушается – бей по жопе! Но я детей бить не могу.
Sonia:       я знаю SF_eyes
Michael:          Чтобы прекратить истребление, мне пришлось взять это чудо в охапку и отнести Люське, вместо очередной пары кур.
Sonia:       ужжос! вот этто азарт
Michael:          Потом я перетаскал гору куриных тушек и мы смылись. Куры были уложены в четыре больших мешка, две не влезли – их гордо тащила пацанка. Я свой мешок еле допёр. Всего там оказалось тридцать кур.
Sonia:       тридцать??!  SF_shock это называется по-мелочи кур таскал???
Michael:          Мы с Люськой на мелочи не разменивались.
Sonia:       да, но бабушка сказала – по-мелочи!  SF_angry нифигасебе мелочи!!!  SF_angry кстати, а как она узнала?
Michael:          Уже осенью у меня вечеринка была, и один из наших балбесов проболтался. Мама нам с Люськой потом допрос устроила.
Sonia:       и?
Michael:          Мы рассказали правду. Но некоторые детали – несущественные – мы опустили.
Sonia:       а сколько вам тогда досталось?
Michael:          Себе мы взяли восемь кур – по одной на брата и две бабульке (за самогонку и вообще). Остальных отдали сторожихе с подельщицами и подружками.
Sonia:       а скандал был?
Michael:          Да, но потом. А сначала – нам надо было ощипать кур и сжечь в печке все перья. Сторожиха особо это подчеркнула: директор, как хватится – пойдёт с ментами по деревне перья искать. Она даже одну подружку нам в помощь предложила, но Люська гордо отказалась. А зря.
Sonia:       не представляю, как вы их ощипывали!
Michael:          Как-как! Пассатижами. Ощипывать кур мы не умели – городские детки – провозились до рассвета и ощипали только двух. Хорошо, бабулька проснулась рано и за час ощипала остальных.
А директору не повезло – из-за женщины. Он ведь как вечером сторожиху-то в амбулаторию увёз – так и остался в райцентре. У знакомой. А утром сразу на МТС поехал. И вернулся домой уже только к вечеру. Когда все куры были не только ощипаны, но и разделаны, сварены, мясо и бульон были закатаны в банки, а банки – спрятаны в погребах и присыпаны махоркой – чтобы собаки не нашли.
Да, а сорожиха – она вечером попозже из амбулатории сбежала и на попутке домой вернулась, ещё до того, как мы с добычей пришли. Так что куриными заготовками руководила она непосредственно. И кур по дворам распределяла тоже она. Было в ней точно что-то от Люськи. Родственные души.
Sonia:       а дальше что?
Michael:          Дальше – двенадцатый час, спать пора.
Sonia:       как спать??? а директор?
Michael:          Он очень переживал. Милиции понавёз в свой курятник. Но с собаками они искать отказались. Послали его к пограничникам.
Sonia:       подожди, пап, этот колхоз – он же в Уваровке! пограничники-то там откуда??
Michael:          Объясняю – менты его ПОСЛАЛИ. Культурно послали – к пограничникам. С Мухтаром.
Sonia:       Дошло...  SF_eyes
Michael:          Ну всё, спать пора.
Sonia:       подожди, а сторожиха?
Michael:          У неё потом день рожденья был у мужа. Она нас с Люськой пригласила. Наготовила кучу всяких куриных паштетов, рулетов, котлетов и выставила кадку бабулькиного самогона. Так что довольно скоро трезвых осталось только трое – сама сторожиха и мы с Люськой. И сторожиха, – а я ей там между делом кипятильник и розетку починил, мясорубку наточил, – вот она меня всё расспрашивала – где это я так научился по хозяйству. А потом заявила Люське: «Какой он у тебя хороший!»
– Ага, хороший, – сказала Люська. – Когда спит зубами к стенке!
– Ого! – сказала сторожиха, – вы уже так близко знакомы! – повернулась ко мне и спросила, – А Люся – она какая, когда спит?
Я подумал и сказал: «Красивая». Люська возмутилась и закричала: «А когда не сплю – значит, нет?!»
Sonia:       ха-ха! а дальше?
Michael:          Всё. Конец фильма.
Sonia:       А эпилог??
Michael:          Никакого эпилога. На горшок – и спать!
* * *
ЭПИЛОГ
...
Sonia:       пап, ко мне вчера Маша в гости приезжала. а я ей прочитала тот наш чат, про кур – она так смеялась, что чай пролила!
Michael:          Надеюсь, не на клавиатуру?
Sonia:       нет, себе на штаны, как обычно  SF_wink а потом, когда она уехала, я ещё раз перечитала, и мне так грустно стало...
Michael:          Чего же там такого грустного? Не понимаю.
Sonia:       это потому, что ты совсем не умеешь ставить себя на место другого человека.
Michael:          Это бабушка?
Sonia:       да. и мама.
Michael:          Ну, если мама говорит, что не умею – значит не умею. Объясняй – с твоего места – чего там грустного?
Sonia:       ну пап, мне же уже столько же, сколько вам тогда с Люськой было!
Michael:          Ну и что?
Sonia:       как ну и что? я даже старше, почти на полгода! а у меня таких приключений – ни в одном глазу!!

  • 1
Как всегда, замечательно!
А что же ты сказал? Это я про фразу: "То есть, я ничего не говорить не стал." :)

Я тогда просто надулся :)
(боюсь, что это было довольно-таки буквально...)

Миша! У тебя лишнее "НЕ" в Этой фразе!!!
"То есть, я ничего НЕ говорить НЕ стал" означает, что ты говорить стал!

Oops!! вкралась очепятка...
Исправил :)

Я как-то была уверена, что лучший рассказ про Люську - "Новенькая". Но теперь я ясно вижу, что этот - шедевр из шедевров.
Перечитала все по тэгу третий или четвертый раз и послала всем друзьям по эл. почте.

  • 1