?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
The Wall Street Journal – о компании SpaceX
smoliarm
Накануне первого после сентябрьской аварии пуска Falcon 9 – WSJ опубликовал большую статью:
«Exclusive Peek at SpaceX Data Shows Loss in 2015, Heavy Expectations for Nascent Internet Service»

В распоряжении аналитиков журнала оказались некоторые документы компании SpaceX, ранее не публиковавшиеся – и на их основе журналисты WSJ проделали свой анализ – финансовой ситуации компании, их планов и перспектив.
Полного перевода или детального разбора статьи я делать не буду – ограничусь рекомендацией прочитать статью – для тех, кто читает по-английски и интересуется темой.
А здесь и сейчас – я скопирую графики из статьи, поскольку это самое главное и самое интересное: в них заключена фактура, которую сами SpaceX публике до сих пор не рассказывали.

Итак, РИСУНОК ПЕРВЫЙ –
Оборот (revenue) SpaceX по 2011-2015 годам и облагаемая налогом прибыль (operating income):



От себя: одно замечание и два комментария к рисунку:
Первое
Огромный убыток по 2015 году, который авторы статьи в тексте называют «a quarter-billion dollar annual loss» – мне представляется совершенно невероятным. А по конкретной цифре – у меня возникает сильное подозрение, что авторы механически взяли $270 M из отчёта НАСА по потере CRS-7 – и просто записали все эти миллионы в убыток SpaceX.
Если это так – то «наше вам с кисточкой» :)
Это потери НАСА. И записать их на SpaceX можно только виртуально. Очень виртуально:
Не может государственное агентство в США «оштрафовать» своего провайдера на такую сумму – без открытого судебного процесса. Других инструментов – нет.
Приблизительная арифметика реальных прямых убытков здесь такая: Запуск Фалькона с Драконом к МКС стоит ~130 млн. Причём – деньги за постройку ракеты и корабля выплачиваются поэтапно и – авансом. То есть, очередной этап НЕ начинается, пока фирма не получит оплату за этот этап. Исключением является уже собственно запуск Дракона, его орбитальное сопровождение фирмой и его возвращение на Землю – эти работы оплачиваются ПО ЗАВЕРШЕНИЮ этапа. Деньги за постройку ракеты и корабля на момент аварии были уже выплачены, и ОТОБРАТЬ их обратно – возможности нет, такие контракты не заключаются. Реальная потеря компании SpaceX от аварии CRS-7 – то, что называют direct loss – это предпусковая подготовка и пусковой сервис. Эти работы были выполнены, но не были оплачены. И они составляют лишь часть от цены всего рейса (не более четверти). Другая часть – проводка на орбите, посадка и final recovery – тоже не были оплачены. Но и работы эти НЕ выполняли: корабли не арендовали, зарплату морякам не выплачивали, и так далее. Так что к прямым потерям это никак не относится.
Расследование причин аварии – да, безусловно, это стоит денег. Но «четверть миллиарда»? – не тот масштаб совершенно. Вчера я обсуждал это с коллегой из Годдарда – он привёл хороший пример: Если бы для расследования причин аварии (длившееся 4 месяца) SpaceX наняли бы ВЕСЬ Goddard Space Flight Center – целиком, со всеми техниками и уборщиками – и платили бы им зарплату четыре месяца – всё равно не набралось бы 200 миллионов.
Короче говоря – крайний правый столбик на этом рисунке следует воспринимать как некую условную абстракцию. Но не реально потерянные деньги. Или, как говорят американцы – take it with a grain of salt.
Второе
Тут уже не замечание, а пояснение для читателей блога – статья всё-таки в WSJ, и ориентирована на подготовленную аудиторию. Итак:
Компания SpaceX НЕ ЯВЛЯЕТСЯ открытым акционерным обществом. И поэтому они НЕ ДОЛЖНЫ распределять часть прибыли в виде дивидендов – акционерам. Поэтому они имеют возможность (в отличие от ОАО) практически все заработанные деньги вернуть в производство – в виде расширения инфраструктуры (строительство космодрома, например), в виде совершенствования технологий/конструкций, и в виде R&D. Поэтому соотношение синих и оранжевых столбиков (крохотные и примерно одинаковые синие при растущих оранжевых) – вовсе не означает низкую прибыльность этого вида бизнеса. Просто почти все заработанные деньги SpaceX возвращает в производство, и они превращаются в «operating expenses» в бухгалтерских отчётах.
А собственно profit margin у них порядка 10%.
Третье
В 2014 году оборот SpaceX превысил один миллиард. Чтобы был понятен масштаб: даже в лучшие времена (2009-2012) годовой оборот коммерческих Протонов (фирма ILS) не первышал 0.9 миллиарда.

СЛЕДУЮЩИЙ РИСУНОК:



Здесь самое интересное – это серые квадратики, «planned launch». Потому что это не оценки планов от аналитиков, журналистов или болельщиков – это сами планы, от самой компании. Это та цель, которую они себе ставят.
И в этом году планка поднята – на 27 пусков.

И ПОСЛЕДНИЙ:



Это ожидаемая раскладка оборота SpaceX по заказчикам на 2016 год – как её планировали в компании в начале прошлого года. Здесь я, пожалуй, подожду с комментариями – и попробую так:
Как по вашему – какие выводы можно сделать из этого рисунка?


Вот и всё на сегодня, пожелаем команде SpaceX удачи на сегодняшнем запуске.
Он запланирован сегодня на 17:54 UTC (20:54 MSK)
Прямая трансляция:

Technical webcast

Hosted webcast

GODSPEED SpaceX!!


Tags:

Posts from This Journal by “spacex” Tag



  • 1
А вы какой бухучёт помните - российский или американский?

Здесь речь идёт об "operating income" - гляньте его определение.
Там прямо перечислено - что МОЖНО из него исключить.

Освежил в памяти.
В общем, из всех затрат "на развитие" в текущие расходы можно списывать R&D, но не все. Причем как раз те, что ведет SpaceX (разработка конкретных продуктов, на которые уже даже есть контракты) - нельзя.
Капитальные затраты (типа строительства космодрома) в текущие расходы списывать нельзя.

Итого: при учету "по уму", SpaceX не должна считать текущими расходами значительную (наверное, бОльшую) часть своих вложений в развитие. Что не исключает возможности каких-то бухгалтерских махинаций: может, они и впрямь всё R&D с покерфейсом пихают в расходы периода. Правда, непонятно зачем: налоговый учет всё равно идет отдельно, так что в публичном отчете фирме должно быть выгодно показывать прибыль повыше.

Принцип учета R&D примерно таков:
If, in the future, economic benefit is expected to flow to the entity as a result of incurring R&D costs, then it can be argued that these costs should be treated as an asset rather than an expense, as they meet the definition of an asset.

Equally, the argument exists that it may be impossible to predict whether or not a project will give rise to future income.

  • 1