smoliarm (smoliarm) wrote,
smoliarm
smoliarm

Category:

Сказка про Фею

Рукопись неизвестного происхождения, найденная при загадочных обстоятельствах.


По особенностям бумаги и чернил рукопись можно датировать семидесятыми годами прошлого века. А ровный почерк и безупречная орфография позволяют предположить, что текст написан круглой отличницей – по крайней мере, по Русскому и Литературе. Вместе с рукописью найдена старинная фотография, но имеет ли она отношение к тексту – тоже неизвестно.

Профессиональный алкоголик дядя Вася решил бросить пить.
– Водка – зло, – твёрдо сказал он сам себе и выбросил пустую бутылку в мусоропровод. Бутылка весело прогремела по трубе и разбилась где-то в районе третьего этажа. Дядя Вася смачно крякнул, постоял в раздумьи над стаканом и отправил его вслед за бутылкой. Стакан почему-то не разбился.
– Хорошие стаканы стали делать у нас в стране. – подумал дядя Вася и отправился к соседу Птичкину делиться впечатлениями.
Птичкин сидел за столом, на котором ничего не было, даже скатерти, уставившись в одну точку. Проследив за его взглядом, дядя Вася увидел муху, замершую посреди стола. Глаза у мухи были выпученные и бессмысленные, как у Птичкина. Было похоже, что они так сидят уже давно.
– Водка – зло! – радостно сообщил Птичкину дядя Вася, присаживаясь к столу. Муха тихонько переместилась поближе к Птичкину.
– Где-то я уже это слышал, – задумчиво произнёс Птичкин, проводив муху глазами.
– Вот чёрт! – расстроился дядя Вася и хлопнул ладонью по столу. Возмущённо жужжа, муха перелетела на лампочку.
– Да, – повторил Птичкин, – слышал. От жены. Сдала вчера посуду и купила соковыжималку. Ну не дура ли?
– Бабы, они все такие, – успокоил соседа дядя Вася, –  а водка всё-таки зло.
– Вот и я говорю, – согласился Птичкин, – зачем ей соковыжималка?..
Дядя Вася понял, что с Птичкиным каши не сваришь, и вышел в коридор.  Больше ему делиться было не с кем, потому что жена Вера вот уже три недели как уехала к маме в деревню, подальше от алкоголика. Соседка тётя Паша не могла оценить что водка зло, поскольку пила только капли, а последний сосед, Виталий Матвеевич, составлял учебный план по марксистско-ленинскому материализму. И входить к нему было запрещено под страхом телесных повреждений. Поэтому дядя Вася вернулся в свою комнату и лёг на диван.
Он пролежал на диване два дня, пытаясь оценить последствия своего открытия. На третий день он жестоко затосковал, а на четвёртый к нему явилась Фея. Она вышла прямо из стены и направилась к столу, не касаясь ногами пола. На Фее было что-то длинное и белое, в одной руке она держала пустую бутылку, а в другой – стакан, в котором дядя Вася сразу узнал свой, давеча выброшенный в мусоропровод.
Фея поставила стакан и бутылку на стол и жестом пригласила дядю Васю. Завороженный дядя Вася покорно взял стул и подсел к столу. Сама Фея непринуждённо зависла в воздухе и принялась шептать тарабарщину. Потом она дунула, щёлкнула пальцами, и в бутылке заплескалась бесцветная жидкость, а рядом неожиданно появились два бутерброда с горчицей, три солёных огурца и ещё один стакан.
– Прошу! – сказала Фея, наливая жидкость в стаканы, и подвинула один дяде Васе.
– Водка – зло, – нерешительно предупредил тот, а Фея в ответ очаровательно улыбнулась.
– Правильно, – сказала она. – Поэтому мы будем пить спирт. За встречу! – и она залпом осушила свой стакан.
Подчиняясь неведомой силе, дядя Вася глотнул и задохнулся. Когда он немного пришёл в себя и вытер слёзы, Фея меланхолично жевала кусочек огурца. Стаканы снова были полны.
И тогда они стали пить.
Они выпили за Фею. Потом за дядю Васю. Потом на брудершафт. Потом дядя Вася полез к Фее целоваться, но у него ничего не вышло. На ощупь Фея оказалась совершенно нематериальной. А со стороны так и не скажешь. На вид – в белом полупрозрачном – она выглядела вполне материальной. Даже очень...
Жидкость в бутылке не убывала.
После седьмого стакана Фея поднялась, пошатнулась и, нетвёрдо ступая по воздуху, направилась к двери.
– Слабо сквозь стену-то! – ехидно подумал дядя Вася, наливая себе восьмой стакан.

Запой продолжался неделю.
Спирт в бутылке никогда не опускался ниже середины, как дядя Вася ни старался. И от этого дядя Вася ужасно страдал. Потому что пить он уже не мог. Потому что он был человек. А человек столько пить не может. Но не пить он тоже не мог. Потому что он был алкоголик. А какой алкоголик станет спокойно смотреть на спирт?
И всё кончилось бы, конечно, трагически, но на восьмой день дверь дяди Васиной комнаты отворилась, и на пороге возник сияющий Птичкин – с соковыжималкой в одной руке и мухой на плече. Муха сосредоточенно чистила лапки, а из соковыжималки на пол капало что-то густое и красное. В комнате запахло свежераздавленной клюквой.
– Вася, – ласково сказал Птичкин, – ты был неправ. Зло – это женщины.
– Сам придумал? – мрачно спросил дядя Вася, наливая Птичкину спирта, и подвинул ему стул.
Птичкин смущённо заулыбался. И тут дядя Вася, ненароком взглянув на бутылку, обнаружил, что она пуста!
И они вместе с Птичкиным выпили за мужскую дружбу.
Tags: Психологический Практикум, просто праздник
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • "Звёздные" войны продолжаются

    Новый сюрприз от блока Звезда - теперь там отказала "система подачи кслорода" ("oxygen supply system"). На запрос Agence…

  • Давид и Голиаф - 2004

    Обложка мартовского номера (2004) Aviation Week: - заголовок справа внизу: "Давид и Голиаф. Сможет ли крошечная SpaceX пошатнуть Боинг?"…

  • Ножки: Made in Italy...

    ...и в других местах - тут наводка на резкость подвела, но помоему эта ножка сделана в Финляндии... - и неплохой продукт. Симпатичный.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments