Previous Entry Share Next Entry
РАСКЛАДУШКА ОЛЯ
smoliarm
Это ещё одна глава из повести про Люську.
Давно обещал, мол - продолжение следует, прошу прощения за задержку.
Но право, эта весна получилась совсем не такая как я предполагал. И не только у меня...
Короче, для тех, кто не читал -- предыдущие главы можно найти по тэгу повесть, и отдельные рассказики про тех же балбесов героев -- по тэгу про Люську. Время действия - середина 70-х прошлого века.
Итак:

РАСКЛАДУШКА ОЛЯ

(Летнее сочинение на тему «Как я провёл каникулы в деревне у бабушки»)

Летом после восьмого класса Сашка на дачу не поехал, Сашкина мама решила отправить его в экспедицию с геодезистами, в Восточную Сибирь. Сашка был в восторге. Правда, Сашкина тётя очень забеспокоились, она считала, что в Восточной Сибири ребёнку делать абсолютно нечего. Но Сашкина мама ей объяснила, что Сашка никакой не ребёнок и в Сибири для этого обормота есть дело, даже два – во-первых, приучаться к самостоятельной жизни, и во-вторых, не расти маменькиным сыночком.
Но вообще-то, была еще и другая причина: Сашкина мама не хотела, чтобы он болтался на даче без Люси.
Люся появилась в Сашкином классе в начале марта, и за эти три месяца Сашка заметно изменился.
Во-первых, сильно затянувшийся период Ефремова, Беляева и Уэлса у Сашки наконец кончился. Нет, не то чтобы Сашкина мама так уж переживала из-за его увлечения фантастикой, просто ей понравилось, как легко у Люси это получилось. Вполне достаточно оказалось удивленно поднятой брови и немного огорченного «Я думала, ты из этого уже вырос...». И всё – Александр Беляев отправился на антресоль, а к Сашке на полку перебрались из гостинной Хемингуэй и Ремарк. И даже – третий том Чехова обнаружился у Сашки в комнате! А мама тогда неделю не могла его найти, ей и в голову не пришло спросить у Сашки. Правда, «Острова в океане», «Жизнь взаймы» и «Дом с мезонином» представляли довольно странное сочетание для параллельного чтения – но это были уже детали.
Во-вторых, было ещё Сашкино увлечение химией и пиротехникой. И это было гораздо хуже фантастики, потому что к восьмому классу Сашка вполне освоил производство не только шутих и фейерверков, но и термитных шашек, и, соответственно, устроил две пожарные тревоги – одну дома и одну – в школе. К счастью, обе они оказались учебными, но после школьной пожарной тревоги директор школы сказал Сашкиной маме: «Если этот дурак переживёт своё увлечение химией со всеми пальцами и глазами на месте – значит, он везучий дурак». Так вот, на Девятое Мая, к приезду деда, Сашка устроил во дворе небольшой (и совершенно безопасный) праздничный фейерверк, и, конечно, пригласил Люсю. Она заинтересовалась – как все это делается. Сашка с удовольствием и подробно рассказал, какое это хитрое и кропотливое дело – изготовление шутих. Люся внимательно всё выслушала и спросила: «Значит, на 5 минут фейерверка ты потратил три дня?..». А потом была та же самая удивленно поднятая бровь и немного огорченное «Времени не жалко?». Правда, быстрого эффекта, как с фантастикой, тут не получилось, но всё-таки, у Сашкиной мамы появилась хоть какая-то надежда.
Но самое главное – маме теперь не надо было Сашку будить по утрам – он вставал сам. Если вам непонятно, почему я сказал «самое главное» – это потому, что вы не знаете, сколько нервов бедная женщина потратила, вытряхивая этого обормота утром из постели! Особенно если вечером по телевизору показывали «На каждом километре». Но теперь всё изменилось – у Люси дома не было телефона, а каждый день появлялись какие-то новости, которые обязательно надо было обсудить с ней – до уроков. Поэтому запасной будильник из папиного кабинета переместился в Сашкину комнату, и Сашка вставал сам, минут на двадцать раньше. Сашкина мама просто не верила своим глазам. Перед каникулами она даже украдкой просмотрела Сашкин дневник – только за февраль там было шесть замечаний об опоздании на первый урок, а за март, апрель и май – ни одного. Не то чтобы маму так уж беспокоили Сашкины опоздания – вовсе нет. Она хотела проверить свою догадку, – догадку о том, что эта девочка на этого балбеса влияет положительно.

Сашкина мама хотела, чтобы так продолжалось и дальше. Она даже договорилась с Люсиной мамой – чтобы Люся погостила летом у них на даче.  Но потом оказалось, что первая половина лета у Люси занята. Весь апрель – то есть примерно тогда же, когда Сашка клеил свои ракеты и шутихи – Люся вовсю тренировалась во Дворце Спорта, а в мае она удачно выступила на Спартакиаде Профсоюзов и выиграла две медали – на бревне и на брусьях. Её включили в состав Републиканской Сборной, и теперь на весь июнь она уезжала на тренировочные сборы, а в июле – на соревнования в Братиславе.
Так вот, Сашкина мама беспокоилась, что за месяц на даче кто-нибудь из местных девиц приберет Сашку к рукам. И потом, когда Люся вернётся, возникнут осложнения. Маме этих осложнений очень не хотелось. Это у неё была профессиональная черта – в любой конструкции сначала расчитывать возможные напряжения, а строить – уже потом.

И Сашкина мама позвонила своей старинной подруге, ещё со школьных времен, Фаине. Фаина была начальником отряда в Восточно-Сибирской Геодезической Экспедиции, и мама попросила её помочь – пристроить Сашку куда-нибудь на лето – не важно куда, но подальше от девочек. А то балбес начал за юбками гоняться. Фаина расхохоталась и сказала, что у неё в отряде самое то место – далековато за юбками бегать. До ближайшей – километров триста. И всё – по тайге. Правда, когда Фаина узнала, что Сашке только пятнадцать, она засомневалась – паспорта ещё нет. Но потом сказала: «Ладно, приеду и погляжу на твоего балбеса, устрою ему собеседование, тогда и решим».
К приезду подруги Сашкина мама испекла свой фирменный кекс с лимонной начинкой, так что собеседование проходило на кухне, за чаем. И оказалось оно коротким, всего два вопроса. Первый вопрос был: «Что такое азимут – знаешь?».
Сашка удивился, молча кивнул и принёс из своей комнаты трофейный немецкий компас Busch-Rathenow, подарок деда, пилота Отдельного Гвардейского 138 Штурмового Полка. И показал на нём, как берут азимут, а как – пеленг, и заодно показал, как пользоваться обратной шкалой и эклиметром. Фаина переглянулась с Сашкиной мамой и сказала: «А теперь серьёзный вопрос – смотри в глаза. Водку пьёшь?».
– Нет, конечно, – Сашка совсем удивился, – А зачем?
– Неважно, не бери в голову, – ответила Фаина, посмотрела на маму и сказала, – Сойдёт. А с паспортом – чего-нибудь нахимичим, не в первый раз.

Приучаться к самостоятельной жизни Сашке пришлось начиная с Домодедово, потому что Фаина вылетала на день позже. До Нюрбы летели больше суток, с тремя пересадками, и поэтому экспедиционный народ там первым делом стал поправляться с дороги. То есть пить «за встречу» начали ещё на последней пересадке, в Витиме, но на скорую руку. Ну, а в Нюрбе отмечали начало полевого сезона – уже как следует. Все, кроме Сашки – он очень ловко притворился, что перебрал ещё в Витиме.
И соответственно, на следующий день Сашка попал в помошники завхозу (все остальные встать не могли). Помогал Сашка хорошо, старался на совесть, и завхоз был им доволен. И он выдал Сашке хорошую раскладушку – почти новенькую, а то там многие раскладушки были рваные или ломаные. В общем – как мог, отблагодарил за службу.
Этот урок, кстати, Сашка усвоил на всю жизнь: в сложных полевых условиях самое главное – это подружиться с завхозом...
Уже на месте, в тайге, выяснилось, что раскладушка у Сашки не простая, а именная. Когда он её разложил, оказалось, что внутри на брезенте толстой кистью штемпельной краской написано огромными буквами – «ОЛЯ». Всё очень просто – в прошлом сезоне одна геодезистока (Оля, очевидно) получила новую раскладушку (очевидно, подружилась с завхозом) – и тут же подписала, очевидно, чтоб не подменили...
В результате Сашка всю экспедицию спал на Раскладушке Оле. Да, да – можно улыбаться, можно даже глупо хихикнуть – пожалуйста. Всё равно, два десятка бичей и зеков-УДО реагировали на эту новость – погромче. Кстати, отряд Фаины в этот раз оказался не исключительно мужской – была там ещё Повариха Варя, знаменитая витимская браконьерша, устроившаяся в экспедицию несколько поспешно, по причине испортившихся отношений с районным оперуполномоченным. Она тоже шутила по поводу Сашкиной раскладушки, может и не так часто как остальные, но от её замечаний Сашка краснел до ушей.
Всё это он терпел молча. Он надеялся, что им надоест. Но он ошибся.
Где-то через неделю Сашка проспал и пришёл на завтрак в палатку-столовую самым последним... Это было ужасно. То есть, особенного ничего не было, все просто выражали восхищение Олей, по мере сил и остроумия. Сил было много, остроумия – поменьше. После этого Сашка никогда больше на завтрак не опоздывал. Но вскоре он совершил ошибку гораздо хуже – он пришёл на завтрак раньше всех. Правда, шуток в тот раз было немного, там преобладали советы, довольно пошлые. Нет, правда – даже Повариха Варя (которая вначале охотно поддерживала игру в Раскладушку Олю) в конце концов возмутилась и треснула одного советника половником...
Единственный человек, кто ничего не знал об этой раскладушечной чепухе – это была начальница отряда, Фаина. Она вставала на рассвете и завтракала на час раньше остальных. А за ужином – при ней – о Раскладушке Оле никто и не заикался. Фаину уважали и боялись. Пошлых шуток не она терпела.

Правда, к концу экспедиции Сашку дразнить перестали. Он тогда умудрился высушить несколько патронов безнадёжно отсыревшего аммонала и научился делать из них и жестянок из-под олифы вполне приличные глубинные бомбы. Этими бомбами Сашка с завхозом наглушили центнера полтора рыбы – Сашка обеспечивал боеприпас, а Станислав Иванович – выбирал правильное место и время. И последние две недели весь отряд ел не осточертевшие макароны, а щуку, тайменя и ельца – в жареном, пареном, вяленом и копчёном виде – что только могла придумать Повариха Варя. Она-то, кстати, и сказала, чтоб Сашку в покое оставили: «Ещё какой идиот по раскладушке-оле пройдётся – получит поленом по башке. Надоели, ироды. Ну сколько можно!».
Когда экспедиция закончилась, и Фаина вернулась в Москву, она снова навестила Сашкину маму. Они снова пили чай на кухне, на этот раз – с сибирской брусникой. И на этот раз – без Сашки. А разговор у них был как раз о нём: маму беспокоило, что классная руководительница считает Сашку очень недисциплинированным, а учительница географии вообще заявила, что он – «наглый, самоуверенный, с материалом не ознакомлен, и хоть кол на голове теши – как об стенку горох!» Поэтому мама хотела узнать независимое мнение опытного руководителя.
По поводу «наглый-самоуверенный» Фаина очень смеялась и сказала, что всё относительно. По сравнению с бичами и бывшими зеками – Сашка вполне тихий и скромный. И очень стеснительный, чуть что – краснеет, как девушка. Что же касается беготни за юбками – с чего ты это взяла, Ириш? Всё как раз наоборот – у меня отряде в этом сезоне была повариха – жуткая оторва, просто слов нет. Так она на Сашку сразу глаз положила, всем бичам на зависть! И такие авансы ему отпускала, что мне пришлось ей специальное внушение делать! А твой Сашка – только краснел и обходил эту шалаву за полкилометра!
(Тут надо сказать, что Фаина хвалила Сашку зря, ни одного «аванса» он не заметил).
– Так что, Ирка, зря ты на своего пацана гонишь, – сказала Фаина, – нормальный парень. Да, чуть не забыла – он же нам аммонал отсыревший высушил!
– КАКОЙ аммонал?? – ахнула Сашкина мама.
– Да обчный, карьерный, – сказала Фаина. – Нам в управлении подсунули целый ящик негодного, сырого. У Виноградова, Виктора Анатольевича, в отряде попытались его высушить – но куда там. А у него в отряде настоящий подрывник есть, сапёр бывший. Так этот сапер с помошником оттащили большой казан на берег Вилюя, развели под ним костёр, нагрели в казане речной песок и стали в этом песке отсыревший аммонал сушить. Слава богу, только один патрон успели сунуть...
– И что? – спросила Сашкина мама.
– Аммонал высох, – сказала Фаина. – И тут же рванул. Казан пополам расколол. Сапера потом водкой отпаивали. А бедный Виктор Анатольевич два дня объяснительные писал... Да, а вот твой-то – юный химик – похитрее оказался. Он чего удумал – соду стиральную с солью смешал и на сковороде прокалил. Потом засыпал всё это в марлевые кульки и обложил ими отсыревший патрон. За ночь калёная сода вытянула из аммонала всю воду. Представляешь, какой молодец!
– Да уж, молодец... – вздохнула Сашкина мама.
– Ириш, ты чего загрустила? – спросила Фаина.
– Фанечка, – сказала Сашкина мама, – ты мне только что рассказала, что мой балбес с пионерских шутих и дымовушек переключился на боевую взрывчатку. Мне прыгать от восторга?
– Ой, Ириш, – сказала Фаина, – Балбес твой – взрослый парень, делал это не для забавы, а чтоб людей накормить. Они со Стасем столько рыбы наглушили! Две недели весь отряд ел – вместо клеклых макарон с комбижиром – свежую рыбу. Так всю не съели, я пол-пуда копчёного хариуса в Москву привезла.
– Значит, он там ещё и браконьерствовал... – сказала Сашкина мама.
– Да ну тебя, Ирка! – сказала Фаина, – Во-первых, если уж на то пошло, то браконьерствовал не Сашка, а Стась, мой завхоз. А потом, это не Подмосковье, а Сибирь, и в Вилюе – рыбу удочкой – никто не ловит.

Но всё равно, Сашкина мама огорчилась. И главное – огорчения на этом не кончились. Потому что несколько человек из этой экспедиции были москвичи, студенты. А мир тесен, и история про Раскладушку Олю каким-то образом – и довольно быстро – дошла до Люськи, через третьих лиц, сильно искаженная...
Искаженная в том смысле, что Раскладушка Оля в этой истории была Олей, по прозвищу Раскладушка, а не наоборот. Люська удивилось, – как-то непохоже это было на Сашку, и немного расстроилась. Вообще-то, она не сильно расстроилась – во-первых, у них с Сашкой абсолютно ничего не было. Ну, провожал он её после уроков (довольно часто, и всегда – до самого подъезда), иногда встречал до школы, на остановке (последний месяц перед каникулами – каждый день), ещё помогал решать задачки по химии (одиннадцать раз, если считать с физикой). Но всё равно, это же такие мелочи, и взрослая девушка не должна воспринимать их всерьёз. Во-вторых, мужское непостоянство и вероломство широко отражены в художественной литературе, и для взрослой девушки это не новость.
Но всё-таки, Люська расстроилась, особенно – из-за Раскладушки. Нет, правда, что за прозвище такое? Да если б её, Люську, кто «раскладушкой» обозвал – на месте бы убила.
Но расстраивалась Люська недолго, она отправилась к Сашке – выяснить отношения. Ну, и про Олю узнать – как оно, понравилось?
Сашка пожал плечами и объяснил, что «Оля» на самом деле – раскладушка.
Люська не поверила.
– Ты чо, дура? – спросил Сашка.
Люська совсем расстроилась и дала Сашке подзатыльник. Увесистый получился подзатыльник, Люська всю руку отбила. А у Сашки потом был синяк, но почему-то не на затылке, а под глазом. Это был второй в то лето серьёзный жизненный урок для Сашки: независимо от того, какую несусветную чушь женщина несёт, спрашивать её «ты-чо-дура?» – не следует. Правда, надо признать, что усвоил он его не так быстро, как тот, про дружбу с завхозом.
Не с первого раза.

  • 1
ну наконец-то!




Ох, дождалась продолжения, спасибо.

Ох, как приятно это читать!

Классный какой Сашка! Очень цельная натура.

Ой, какой кошмар!
Он должен был получиться совсем не таким. Он на самом деле балбес и лентяй, а главное - дурень!
Наверное, придётся всё переписывать...
Но лень :)

Нам не дано предугадать!..

Очень хорошо написано.

Читать приятно.

И интересно.

Спасибо!

И вам спасибо!

Гад ты всё-таки, Костя Федотов! Весь день сегодня доходил, решил вечером сделать кое-что нужное и быстренько не позже 12 спать...
И что в итоге?! Заглянул в пост Смоляра - вот, мол, только одним глазиком. Прочитав, понял, что больше так не могу: у меня целый ряд твоих постов попал в неудачные моменты, и посты остались нрепрочитанными.
Короче, я сел и начал читать про Люську с самого первого поста.
Только что закончил. Меньше, чем через пять часов вставать! И кто ты после этого?
Гений, Миша, гений. Полный балдёж! Спасибо!

>>Гад ты всё-таки, Костя Федотов!
Спасибо на добром слове :))

>>Меньше, чем через пять часов вставать!
Так не дано ж предугадать...

Спасибо!

Не понимаю, как я это пропустила? Просила, просила, и вот!
Потрясающе, как всегда.
Спасибо!!!

И вам спасибо !
:)

Ура! Долгожданное )))

Кстати, а вы видели, у меня был пост про вашего "mascot"?
http://smoliarm.livejournal.com/40819.html

Да, видела )))
Мне очень нравятся лисофотки Игоря Шпиленка )

  • 1
?

Log in

No account? Create an account